Падение Луны Moonfall 12+

Таинственные силы смещают Луну с орбиты, устремляя спутник Земли к нашей планете.

Всего за несколько недель до столкновения бывший астронавт, а теперь одна из руководителей НАСА Джо Фаулер обнаруживает, что у нее есть решение по спасению человечества, но верят ей лишь двое: отставной астронавт, Брайан Харпер, и сторонник теорий заговора К.С. Хаусман.

Именно этим не самым очевидным героям предстоит отправиться в отчаянное космическое путешествие и раскрыть секреты темной стороны Луны.


Режиссёр

  • Роланд Эммерих

Титры


Актеры Холли Берри, Патрик Уилсон, Джон Брэдли, Майкл Пенья, Дональд Сазерленд


Страна США, Канада, Китай

Год 2022

Жанр Фантастика, боевик

Хронометраж 130 мин.


В начале 1960-х годов президент США Джон Ф. Кеннеди умолял американцев отправиться на Луну не потому, что это было легко, а наоборот – потому, что это было очень сложно. Его надежды и мечты об этой невыполнимой задаче стали реальностью в 1969 году, когда лунная миссия «Аполлон–11» стала настоящим «гигантским скачком для всего человечества». Но согласно фильму «Падение Луны», это изменившее мир событие, скрывало тайну, которая в 2022 году приведет к тому, что Луна упадет на Землю.

Человечеству придется столкнуться с абсолютно темной стороной Луны: целым городам предстоит эвакуация, поскольку только переезд в районы выше над уровнем морядаетшанс на выживание. Вместе с тем повсюду начинаются массовые беспорядки, грозящие разрушительными последствиями. Все происходящее грозит обернуться шестым массовым вымиранием на Земле.



Режиссер «Падения Луны» Роланд Эммерих – признанный мастер зрелищности в кино, снявший такие научно-фантастические блокбастеры, как «День независимости», «2012» и «Послезавтра», а также исторические эпопеи «Патриот» и «Мидуэй». В дополнение к масштабу и размаху, свойственным известному режиссеру, его работы наполнены невероятно интересными историями, понятными и знакомыми персонажами, сильными эмоциями, верой и надеждой на лучшее.

Теория, описывавшая Луну, как нечто совершенно отличное от того, что все изучали в школе, вдохновила Эммериха на создание картины «Падение Луны». «Есть некоторые, кто считает, что Луна не является естественным спутником, – говорит режиссер. – И я подумал, что это весьма интригующая идея для фильма. Что произойдет, если этот объект упадет на Землю? Конечно, нам нужно было придумать, как это можно остановить. Но в равной степени меня заинтриговала задача создать персонажей, готовых отправиться на Луну, чтобы спасти нашу планету. А также их родных и близких, которые остаются и пытаются выжить в тех катаклизмах и катастрофах, которые происходят на Земле в преддверии столкновения с Луной».

Эммерих вместе со своим постоянным коллегой-сценаристом Харальдом Клозером, а также со сценаристом Спенсером Коэном создали сценарий, в

котором сочетаются захватывающие элементы научной фантастики, разрушительные сцены стихийных бедствий и интересные и понятные персонажи.

Клозер, который также является продюсером и композитором фильма, отмечает, что «Падение Луны» четко вписывается в фильмографию Эммериха. «Нашими фильмами мы всегда хотим заставить людей смеяться и плакать, – объясняет он. – Для зрителей действительно хорошо вначале посмеяться, чтобы они понимали, что веселиться – тоже нормально. Это делает историю персонажей куда более захватывающей. Это тот жанр, который Роланд изобрел, снимая «День независимости».

«Для этого фильма мы придумали, что Луна сходит с орбиты и готова обрушиться на Землю. Нам показалось, что это может быть совершенно ошеломляющим обстоятельством, – продолжает Клозер. – Но человеческий дух так быстро не сдается: всегда есть люди, которые превосходят ожидания. Нам нравится рассказывать истории об обычных людях, оказывающихся в экстраординарных ситуациях».

Большая часть фильмов Эммериха также посвящена семейным отношениям, которые лежат и в основе «Падения Луны». «Семейные отношения редко бывают простыми, и в нашем фильме почти каждая семья разрушена, – говорит режиссер. – Но катастрофа объединяет людей и приводит к пониманию того, что семья – это самое важное в их жизни».


ОБЪЕДИНИМСЯ, ЧТОБЫ СПАСТИ МИР

Холли Берри исполняет главную роль – заместителя директора НАСА Джосинды Фаулер. Обладательница премии «Оскар» описывает свою героиню как «ужасно умную». «Она – женщина, которая выживает в мужском мире. Вы не найдете в НАСА женщину на таком посту, которая не была бы чрезвычайно умной, сильной и не обладала бы реальным чувством собственного достоинства. Фаулер очень своенравна; ей пришлось выживать в этом мире и стоять на своем. Я люблю таких женщин и персонажей, как она, потому что она жесткая и сильная в своей работе, но за пределами офиса – она любящая мать», – говорит актриса.

Берри отмечает, что изначально роль была задумана как мужская: «И я отдаю должное Роланду за то, что он понял, что этот персонаж может быть женщиной, и при этом иметь такое же большое влияние».

Центральной фигурой в жизни Фаулер является астронавт Брайан Харпер, сыгранный Патриком Уилсоном: когда-то они были близкими друзьями, но впоследствии она отдалилась от него. Отношения Фаулер и Харпера имеют свою собственную структуру и историю, которые являются неотъемлемой частью истории. «Фаулер была «рабочей женой Брайана», а он был ее «рабочим мужем»; они были очень близки, – говорит Берри. – Но затем что-то случается, и это приводит к непониманию и путанице. Он берет вину на себя, и это начало распада их отношений. Когда мы снова встречаем их, то видим, что у них есть шанс смириться с тем, что произошло. Не было правых и виноватых, просто очень неудачно, необъяснимо сложились обстоятельства, и из-за этого они разошлись».

«Мы встречаем Брайана в ужасном состоянии: он безработный, любит выпить, и потому не внушает доверия, – объясняет Уилсон. – Он – бывший астронавт, который пытается справиться с тем, чему однажды стал свидетелем во время полета в космос. Он, скорее, чокнутый ученый, чем типичный отличник, работающий по правилам. И именно этим он отличается от Фаулер. Она все еще находится на правительственной работе, которую он ненавидит, к тому же он испытывает чувство вины за то, что произошло во время той неудачной миссии много лет назад, после которой его выгнали из НАСА. Его брак и отношения с

сыном разрушены. У Харпера много личных проблем и демонов, и он должен найти способ все это преодолеть».

Соглашаясь на роль, Уилсон воспользовался возможностью воссоединиться с Эммерихом, с которым он работал над фильмом «Мидуэй». Более того, по его словам, у «Падения Луны» отличная концепция: «Я люблю научную фантастику, но не так часто удается поработать с ней, так что это стало приятной возможностью».

Уилсону также понравилось сниматься с Джоном Брэдли, который предстал в образе Кей Си Хаусмана – дискредитированного ученого, запутавшегося в теориях заговора, но тем не менееиграющего ключевую роль в отчаянной миссии по спасению Земли. «Брайан – единственный, кто видел, что там происходит, и понимает природу угрозы, – поясняет Уилсон. – И Хаусман – один из немногих, кто верит рассказу Харпера о проваленной миссии. У него есть своя собственная теория, которая, как оказалось, не так уж далека от истины. Поэтому они с Брайаном находят общий язык. Их отношения весьма забавны уже на уровне сценария, а в действительности оказываются еще веселее. Мы с Джоном здорово провели время, работая над их взаимоотношениями».

Брайан торжествует, когда Фаулер, наконец, начинает верить в его теорию, а также в ту серьезную опасность, которую Луна представляет для Земли, и объединяется с ним и Кей Си, чтобы спасти мир. «Фаулер заставляет НАСА понять – есть только один вариант: отправить команду специалистов, которые уже когда-то бывали там, и, возможно, единственные способны решить эту проблему. И в том числе Харпера, – объясняет Уилсон. – Это дает ему новую жизнь и повод бороться за того, кого он больше всего любит, – за своего сына».

«Третий член команды – Хаусман – один из самых забавных персонажей, которых я когда-либо играл», – признается Джон Брэдли. И это говорит о многом, учитывая, что Брэдли сыграл милого Сэмвелла Тарли в культовом сериале HBO «Игра престолов».

Но за его веселостью и блеском в глазах скрывается непростая судьба. «У Хаусмана нет друзей, он очень одинок, – объясняет Брэдли. – Ему не с кем поговорить и поделиться своими мыслями, потому что он работает с людьми, у которых нет времени обсуждать с ним то, во что он верит. Он всегда пытается рассказать о своих увлечениях, исследованиях и теориях, но это никого не интересует. Мы встречаем его совершенно растерянным, ищущим точку опоры, родственную душу, того, кто готов и хочет выслушать то, о чем он хочет сказать».

«Он налаживает отношения с Брайаном, – продолжает Брэдли. – Они сплачиваются, потому что у обоих есть понимание, каково это, когда тебя не слушают. И тогда мы видим, как он по-настоящему расцветает. Все, что нужно было Kей Cи, – это подходящий человек, который выслушает то, что он хочет сказать, и тогда он действительно становится собой. Вся его непосредственность, набор его уникальных навыков и способностей, то, в чем он разбирается лучше всех в мире, – все это дремало в ожидании той единственной искры, которая позволит ему изменить ситуацию к лучшему. Той самой искрой становится встреча с Брайаном».

«Мы составляем довольно разношерстную команду, – говорит Берри о трио, которому предстоит отправиться в космос, чтобы спасти Землю и Луну. – Мы все в некотором роде антигерои. Не думаю, что кто-то из нас хочет там быть, и все же мы должны там быть. Фаулер оказывается там потому, что она эксперт в навигации и должна руководить миссией, следить за тем, чтобы команда в целости добралась в пункт назначения. Харпер – единственный, кто может управлять шаттлом. А Кей Си – воплощение среднестатистического парня, отправляющегося в путешествие всей своей жизни. Он не астронавт и не имеет

никакого отношения к НАСА, но у него блестящий ум, и, по его мнению, Луна – это огромная, самоподдерживающаяся искусственная конструкция, известная как мегаструктура. Фаулер и Харпер понимают, что Кей Си им нужен потому, что, если Луна на самом деле мегаструктура, то им хотелось бы, чтобы с ними был мегаструктурист, когда они туда доберутся. Это забавная команда. Кей Си и сыгравший его Джон Брэдли привносят в фильм много юмора».

Чарли Пламмер играет сына Харпера Сонни, у которого непростые отношения с отцом. «Неважно, почему папа отсутствует в жизни своего ребенка, для ребенка это не имеет значения, – говорит Уилсон. – Харпера не было рядом, когда Сонни нуждался в нем. Харпер постоянно подводит его, потому что борется со своими собственными демонами и проигрывает эту битву. Сонни тоже нельзя назвать пай-мальчиком; он многое взял от отца, и именно поэтому они постоянно бодаются друг с другом. Харперу остается только надеяться, что Сонни станет лучшим человеком, чем он. И по ходу фильма вы видите, как Сонни действительно делает успехи в этом направлении. В этом фильме у обоих есть цель, к которой они идут».

«Сонни очень обижен на своих родителей, но в то же время он их очень любит, – говорит Пламмер. – Но у подростков так бывает, когда любовь и ненависть разделяет очень тонкая грань».


СТОЛКНОВЕНИЕ МИРОВ: ФИЗИКА, ВИЗУАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ И МЕГАСТРУКТУРЫ

В фильме «Падение Луны» Роланд Эммерих в очередной раз раздвигает границы жанра научной фантастики и фильма катастрофы. На этот раз, предлагая свое видение уникальной физики мегаструктуры Луны. Работа над сценарием и съемки включали длительные дискуссии между сценаристами, научными консультантами, оператором-постановщиком Робби Баумгартнером и супервайзером визуальных эффектов Питером Г. Трэверсом, имеющим инженерное образование.

В процессе написания сценария все физические процессы, соответствующие падению Луны, воспроизводились настолько достоверно, насколько это возможно, что в конечном счете сформировало саму историю. «Мы начали с разговоров с учеными о том, что может произойти, – говорит Эммерих. – Кто-то из Лаборатории реактивного движения в Пасадене рассказал нам довольно интересную вещь: если Луна сойдет с орбиты, она перейдет со сферической на эллиптическую орбиту, которая будет становиться все меньше и меньше, пока не столкнется с Землей. Это было первое, что нас по-настоящему воодушевило».

«Затем мы узнали, что не имеет значения, насколько близко Луна находится к Земле: гравитационное притяжение всегда будет одинаковым, – продолжает Эммерих, поясняя, что этот не совсем подходящий им факт потребовал определенного творческого решения. – Но так как в фильме Луна не является естественным спутником, она стремится вернуться на свою старую орбиту, следовательно, увеличивает обороты двигателя. Мы немного поиграли с ускорением».

«Конечно, мы делали некоторые допущения, например, что Луна – это мегаструктура, значит, не является сплошным куском породы, – объясняет Трэверс. – Внутри нее находится некая конструкция… Единственный способ действительно заставить Луну упасть на Землю – внезапно придать ей гораздо большую массу, чем она имела раньше, что, в свою очередь, привело к развитию аномалии. Как только мы это поняли, осталось понять, как именно эта аномалия решила обрушить Луну на Землю».

Первым шагом в сложном процессе работы над визуальными эффектами было создание физического моделирования в Maya – широко используемом редакторе трехмерной графики, где Трэверс создал мини-солнечную систему.

Сюжет фильма разворачивается в течение трех недель, поэтому авторы картины создали вселенную, в которой Луна упадет на Землю в течение этого периода времени. «Я установил свою Луну идеально точно на орбите, а затем начал возиться с ней, – говорит Трэверс. – Я задавал ей массу, затем проводил симуляцию и визуализировал все это. Нам нужно было выяснить, что могло бы придать Луне всю эту массу, потому что ничто в знакомой нам вселенной не добавляет массу объекту внезапно».

«Как только мы сделали предположение о массе, мы смогли определить ее гравитационный эффект, – продолжает Трэверс. – Вычислить гравитацию между двумя планетами чрезвычайно сложно; в физике это называется «задачей двух тел». Ближе к концу фильма есть момент, когда Луна находится так близко, что оказывает сильное гравитационное воздействие на находящихся там людей, и именно поэтому возникают все эти антигравитационные эффекты. Роланд заметил, что предметы и людей не будет тянуть прямо вверх, потому что, когда Луна всходит, все тянется в сторону, и очень сильно. «О, тут есть, где развернуться и повеселиться!», – тут же заявил Роланд».

Несмотря на все физические расчеты и магию VFX, для обеспечения достоверности требовалась интеграция в кадр декораций, реквизита и спецэффектов. «Передний план всегда требует некоей формы и реальных объектов, – объясняет Эммерих. – Я убежден, что именно они являются тем клеем, который скрепляет все вместе и помогает зрителям поверить в происходящее на экране».

Эммерих и оператор Баумгартнер обсудили освещение на самой ранней стадии работы над художественной составляющей фильма. «Падение Луны» – это большой экшен, насыщенный научно-фантастический триллер, но в центре сюжета все равно находятся люди, – говорит Баумгартнер. – Мы с Роландом решили, что драматические сцены, происходящие на Земле, должны быть освещены в натуралистическом стиле. Это не совсем то, что можно было бы ожидать от научной фантастики. Но я предпочитаю не использовать немотивированный свет, такой как интенсивная подсветка или сильное краевое освещение, без видимой причины. К тому же в космосе и на Луне у нас было множество возможностей для более свободного использования света и цвета. Мы также решили активно использовать мультимедийные технологии, что стало для меня захватывающим опытом».

«Фильм состоит из двух частей – земных и внеземных сцен, – отмечает художник-постановщик Кирк М. Петручелли. – И задача состояла в том, чтобы сделать два совершенно разных, специфических визуальных ряда повествования, а затем объединить их. Для земной части концепция Роланда состояла в том, чтобы все было очень реальным и искренним, потому что у каждого из этих персонажей есть что-то, что им дорого, чем хотелось бы поделиться. Но происходящее также должно было показываться и таким образом, чтобы это было видно не только с нашей точки зрения, но и из космоса».

Изобретательные и масштабные экшен-сцены требовали координации между Баумгартнером, Петручелли, департаментом спецэффектов и постановщиком трюков Патриком Кертоном.

«В связи с масштабностью и объемом экшена в фильме некоторые сцены пришлось снимать в полностью зеленых павильонах, и надвигающаяся катастрофа была соединением живой игры и компьютерной графики, – говорит Баумгартнер. – В одной из таких сцен есть автомобильная погоня по заснеженным

улицам Аспена, в то время как Луна приближается к Земле. Все панорамные съемки делались, конечно, с помощью компьютерной графики. Но актеров и машины нужно было снимать вживую, а затем добавить в кадр визуальные эффекты, и сделать так, чтобы это выглядело максимально правдоподобно. Так что движение, столкновение машин и интерактивное освещение лучше всего было делать в павильоне. Гийом Мюррей, супервайзер спецэффектов, построил установку, похожую на платформу на воздушной подушке, чтобы автомобили могли с легкостью скользить, уходить в занос, врезаться друг в друга. Мы использовали два телескопических крана со стабилизированными головками, которые имели три оси. С помощью этих инструментов удалось соединить движение автомобилей с действием на панорамных планах, сделанных с помощью компьютерной графики. Получилось очень эффектно!»

«У нас было довольно много интерактивного освещения, – добавляет Баумгартнер. – Это стало одной из моих самых серьезных кинематографических задач в этом фильме, так как это было важной составляющей в интеграции живого действия с элементами компьютерной графики. У нас была восходящая Луна, которая казалась теплой, каким бывает солнце при восходе, потому что она была близко к атмосфере Земли. И была холодная голубая Луна, которая быстро поднимается и становится очень активной. Для этого мы использовали сложную моторизованную установку с очень мощным светодиодом, точно синхронизированным с действием, происходящим на панорамных CGI-кадрах. Также было несколько сцен с десятками падающих на Землю метеоритов, и на съемочной площадке с помощью движения света нужно было создать ощущение этих проносящихся мимо метеоритов, чтобы актеры почти вживую почувствовали это на себе. Осветитель Имс Ганьон, мой главный помощник Дэвид Дайнел и я перепробовали множество способов, чтобы добиться этого. Но в итоге эффективнее всего оказалось установить светильники по всей площади вместо того, чтобы пытаться как-то вручную перемещать источники света. Кроме того, у нас были взрывы, молнии, свет прожекторов... В общем, непростая выдалась работа!»

В одном из эпизодов фильма тысячи людей пытаются купить или украсть бензин, еду и водуПроисходят землетрясения, на персонажей падают огромные фуры, в земле разверзаются трещины, разрушаются водонапорные башни, происходит невероятный по мощи снежный шторм… Типичный день в мире Роланда Эммериха.


АТАКА НА ЗЕМЛЮ

Действие земной части «Падения Луны» разворачивается в Колорадо, которое создатели фильма воссоздали в павильонах Grande Studios в Монреале. «Нам понадобилось шесть недель, чтобы выстроить примерно полторы мили ландшафта Колорадо, – говорит Петручелли. – Команда сценографов использовала новейшие технологии для сканирования, оцифровки и воссоздания реальных ландшафтов и точного воспроизведения каждого из участков на съемочной площадке».

«Гравитация – притяжение Луны к Земле – является одним из наших главных эффектов, – продолжает Петручелли. – Если в глобальном масштабе происходит тектоника плит, значит, все декорации должны были быть подвижными и выдерживать сильный ветер, дождь и снег».

Брэдли сам снимался в некоторых трюковых сценах, в том числе в одной из первых, когда приливная волна затапливает отель, в котором он выступает с докладом о мегаструктурах. «В тот день мы с Патриком Уилсоном от души нахлебались этой воды», – вспоминает Брэдли со смехом.

Воссоздание Лос-Анджелеса в Монреале также потребовало больших затрат. «Все было построено: взлетно-посадочная полоса, улицы, здания, – говорит Петручелли. – Но что превращало декорации именно в Лос-Анджелес, так это детали. В точности были повторены наружный дизайн, оформление и уличное искусствоА потом все декорации нужно было уничтожить так, как если бы это происходило на самом деле. То есть нельзя было разбросать обломки, где и как попало, нужно было сначала представить, как это могло бы быть в реальности, а затем повторить на съемочной площадке. Это было любопытно».


ОДОБРЕНИЕ НАСА И ЧТО ОСТАЛОСЬ ЗА КАДРОМ

Космическое агентство США НАСА присоединилось к проекту на ранней стадии, и Роланд Эммерих был очень доволен, хотя и немного удивлен, его энтузиазмом. «Они подумали, что это интересная идея, которая показывает астронавтов с героической стороны, – говорит режиссер. – Они были заинтригованы нашим описанием космоса и космических путешествий и были настолько любезны, что позволили нам «использовать» их ракеты для первой разведывательной миссии. Мы также используем официальный логотип НАСА, который придает фильму определенную аутентичность. И еще они оказали нам большую помощь, поделившись своими фотографиями Луны высокой четкости: в распоряжении НАСА очень крутые камеры».

Работа в настоящем шаттле была бесценна для актеров. «Мы нажимали на кнопки, к которым прикасались настоящие астронавты, касались оборудования, которое они действительно использовали во время полетов, – говорит Берри. – С нами также был астронавт в отставке Бьярни Триггвасон, который провел для нас небольшой инструктаж, так что мы не просто произвольно жали на кнопки и тыкали в пульт управления. Мы услышали немало пояснений и советов, почему следует делать так, а не иначе. И в кадре мы постарались действовать максимально правдоподобно».

Триггвасон как консультант фильма помогал обеспечивать точность и достоверность. «Я консультировал их по системе управления космического челнока, а также о языке и терминах, которые используют астронавты, о том, как они перемещаются в космосе», – говорит Триггвасон.

Поскольку актеры не работали в условиях невесомости, создателям фильма пришлось найти способ имитировать этот эффект. «Мы вернулись к использованию системы старого образца, – говорит Кертон. – Гийом разработал специальное устройство, в котором артисты могли перемещаться вперед, вверх и вниз и вращаться вокруг себя, используя несколько небольших подвесов».

«Моя подготовка к трюкам в антигравитации заключалась в пяти месяцах работы над «Акваменом», – говорит Уилсон. – Я уже знал, каково это – вести себя так, как будто ты плывешь. И это мне очень помогло, потому что играть «в невесомости» оказалось не так просто».

«Воссоздать невесомость для меня было довольно легко, – говорит Берри. – Я пару лет играла астронавта в телесериале, где у меня был полет в условиях нулевой гравитации, и это было потрясающе. Так что я знаю, что такое невесомость, каково это – плавать в воздухе, и как там движется тело. Я действительно хорошо понимала, что это такое. И мне было интересно повторить этот опыт».

«Герои Холли и Патрика привыкли носить скафандры и летать в космос, – объясняет Кертон. – Но персонаж Джона Брэдли никогда не был в подобной ситуации, поэтому мы сделали для него конструкцию, больше похожую на параллелограмм. И зачастую сами перемещали его, изображая его движения в условиях невесомости».

« Этот фильм сильно отличается от других наших фильмов, потому что многое приходилось домысливать, – рассказывает Берри о съемках на зеленом фоне. – Роланд, конечно, давал нам общее представление о том, что будет происходить в кадре, но мы прекрасно понимали, что полностью отрисованная сцена будет намного ярче, чем мы можем себе представить, даже пуская в ход все наше воображение. Это весьма необычный способ работы: мы действительно не видим ничего, кроме некоторых визуальных эффектов на экране и вспышек света, которые отчасти имитируют то, что затем будут видеть наши персонажи».

Художник по костюмам Марио Давиньон сравнивает Эммериха с живописцем, которому очень важны свет и цветовая композиция, помогающие добиться аутентичности, зрелищности, чувства захватывающего приключения такого уровня, какой вы только можете себе представить.

Для вдохновения и понимания технических потребностей астронавта Давиньон изучал скафандры НАСА и искал подсказки в реальной жизни. Он позаботился о том, чтобы костюмы были, прежде всего, функциональными. Детальная проработка каждого момента была очень важна. «Во время просмотра зрителю хочется быть полностью вовлеченным в сюжет, тогда все переживания становятся более личными. Вот почему для костюмов астронавтов я вдохновлялся чем-то реальным, а потом адаптировал его, – говорит Давиньон. – Затем мы вместе с Роландом стали придумывать их дизайн и цвет. В итоге нам удалось добиться именного того бледно-голубого цвета, который мы и хотели. А для контраста взяли оранжевый».


Роланд Эммерих, актеры и съемочная группа создали научно-фантастический фильм-катастрофу с захватывающими визуальными эффектами. Но в то же время «Падение Луны» – это история о семье, которая показывает, что любой, даже, казалось бы, совсем обычный человек, может стать героем.

Джона Брэдли также впечатлило то, что один из главных действующих персонажей фильма – Луна: «Одна из самых интригующих идей этого фильма, которая делает его таким привлекательным и понятным для всех, заключается в том, что Луна загадочна, но в то же время очень знакома. Ты поешь песни о Луне, когда тебе три года. Она всегда была частью твоей жизни, и, независимо от того, знаешь ты астрономию или нет, тебе всегда казалось, что о Луне ты знаешь все».

По мнению Уилсона, фильм хорош не только зрелищностью, но и исследует весьма захватывающие темы. «Любой фильм – будь то крошечный независимый проект или эпическое приключение – может заставить вас задуматься, начать мыслить шире или изменить ваш взгляд на определенную тему. «Падение Луны» делает это несколькими необычными способами: фильм вызывает тревогу идеями о том, что искусственный интеллект и машины восстают против вас, порождая страх, который очень реален. В проекте также поднимаются проблемы изменения климата, хотя словосочетание «изменение климата» даже не звучит. То есть фильм не говорит об этом в лоб, но сеет крошечные семена в умах людей, что очень важно».

«Зрителям нравятся фильмы-катастрофы, потому что в этих пугающих сценариях они могут увидеть себя. Всем нам интересна тема конца света, интересно то, каким он может быть, переживем ли мы его. Но работа в этом фильме привлекла меня также возможностью сотрудничества с Эммерихом: никто не делает такие фильмы лучше, чем Роланд. Это был отличный шанс поработать с режиссером, которым я восхищаюсь, и стать частью такой масштабной истории».

Для Эммериха «Падение Луны» – еще одна возможность исследовать жанр, в котором он считается мастером. И озвученное режиссером кредо лишь

подтверждает объединяющий признак всех его фильмов: «Я всегда хочу дать зрителям то, чего они раньше никогда не видели».

11 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все